Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Обо мне и о моей книге

"ПРАВДА СТРАШНОГО ВРЕМЕНИ (1938-1947). ИЗ ИСТОРИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ТРАНСПОРТНОЙ МИЛИЦИИ. ПО МАТЕРИАЛАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА" .

Документальная повесть

Лучшие рецензии

https://www.livelib.ru/review/895359-pravda-strashnogo-vremeni-boris-komissarov

Аннотация
Автор – подполковник милиции в отставке, член Союза журналистов СССР-РФ с 1969 года. Много дней он посвятил работе с документами в областном партгосархиве в 1998 году, когда руководил пресс-службой Забайкальского УВД на транспорте. История транспортной милиции Забайкалья писалась путём исследования протоколов партийных собраний, которые положено было проводить каждый месяц. На этих собраниях в жестокое для народа время бескомпромиссно обсуждались  и работа, и бытовые проблемы людей. За сотней протоколов  встаёт неприкрытая правда   о великой стране и её людях в годы предвоенных массовых репрессий, жизнь в глубоком тылу во время Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. Автор сумел создать  живые характеры, рассказать много  интересных историй из жизни простых людей, вызывающих добрую улыбку, способствующих лучшему  пониманию сложного и трагического отрезка  истории СССР.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Уроки истории

1938-й
Враги народа и выговор за любовь.
Железные наркомы.
Счастливая жизнь.
Соцдемократия.
Бдительность.
Партскандалы.
Рывок в 90-е годы.


Так это было (продолжение)

1939-й
Победивший социализм.
Митинг в отделе ж.д. милиции.
Вместо воды принесли водку.
Сын за отца не ответчик, но «что услышу, сообщу».


1940-й
Обывательские моменты.
Большой жених.
Беспризорники: смешки и ругань.
Две жены за три месяца.
В тюрьму за прогулы.


1941-й
Грязные вокзалы - по чьей вине?
Извращенец Вепрев и жених Носарев.
Когда началась перестройка?
«Женщины нас не готовят…».
Хнытик – пособник врага.
Роман об Ильине.


1942-й
Всё для фронта.
Милькоры не работают, пассажирам неуютно.
Послал начальника матом.
Ходьба на лыжах.
Деньги гони на заём!
Банька по-чёрному.
За непартийное поведение.
«Ой, где был я вчера».


1943-й
Берия любил «Динамо».
Помочь семенным картофелем.
За культурный отдых и чекистско-воинскую дисциплину.
Ордера – начальству, или Быт определяет сознание.
Чтобы мясо не пропало, обменяем на часы.
А на станции Хилок начальник станции – … (местная частушка).


1944-й
Партия под койкой.
Проверяем Дорбуфет.
Без вести пропавший.
Указание Вождя Народов.
Май безумный.
Стенгазета – важнейшее дело!
Пили возле спецторга.
Не сумел жену воспитать.
Дрова и картофель.


1945-й
Спас красноармеец коммуниста.


1946-й
Мирные задачи.
Нужна перестройка.
Ни побриться, ни подмётку подбить…
«Грязь сегодня ещё непролазней…».
Арестован за грубость к пассажирам.
Пять классов и два коридора.
Девушки интересуются литературой.


1947-й
Вышли в число передовых.
Подозревался в измене Родины.
Загадочные совпадения.

Заключение

-----------------------------------------------------------------------------------
Адреса приобретения книги

Бумажная книга в издательстве Ridero (Екатеринбург)
https://ridero.ru/books/pravda_strashnogo_vremeni_1938_1947/

Бумажная книга в Супериздательстве (С-Петербург, возможен самовывоз)
https://www.super-izdatelstvo.ru/product/pravda-strashnogo-vremeni-1938-1947

Цифровая книга в ЛитРесе:

https://www.litres.ru/boris-komissarov/pravda-strashnogo-vremeni-1938-1947/

Бумажная книга  в интернет-магазине ОЗОН

http://www.ozon.ru/context/detail/id/142813328/

Две книги на витрине Озона - цифровая и бумажная:

http://www.ozon.ru/person/71315407/

Бумажная книга на портале "Написано пером"

http://napisanoperom.ru/book/137042

--------------------------------------------------------------------------------------------

Цифровая книга в Литмире:

https://www.litmir.me/bd/?b=590919

Цифровая книга в Фикшнбук

https://fictionbook.ru/author/boris_komissarov/pravda_strashnogo_vremeni_1938_1947/

Фрагмент в фейсбуке

https://www.facebook.com/komboris/posts/1671230382939743

Читать в электронной библиотеке.

https://mybook.ru/author/boris-komissarov/pravda-strashnogo-vremeni-1938-1947/

-------------------------------------------------------------

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

Электронная книга "Правда страшного времени (1938-1947)" в приложении
googl-play (читать и слушать на компьютерах,
смартфонах и планшетах)

https://play.google.com/store/books/details?id=jvA2DwAAQBAJ

Другие площадки и витрины

Книга.ком
http://www.kniga.com/books/product.asp?sku=ebooks400360

Букленд
https://bookland.com/rus/books/5053826

Альдебаран
https://aldebaran.ru/author/komissarov_boris/kniga..._strashnogo_vremeni_1938_1947/

Ридрейт (читальня)

https://readrate.com/rus/books/pravda-strashnogo-vremeni-1938-1947

Либфокс

https://www.libfox.ru/676695-boris-komissarov-pravda-strashnogo-vremeni-1938-1947.html

Фрагмент в хорошем качестве крупным шрифтом

http://www.kniga.com/books/preview_txt.asp?sku=ebooks400360

Ещё о книге в социальной сети liveinternet.ru
http://www.liveinternet.ru/users/3411633/post422943651/

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фрагмент книги

«Правда страшного времени (1938-1947). Из истории Забайкальской транспортной милиции. По материалам государственного архива"

В феврале 1998-го Забайкальское управление внутренних дел на транспорте готовилось к юбилею создания транспортной милиции. К этой дате я подготовил большую статью для многотиражной газеты «Забайкальская магистраль», выпускаемой управлением Забайкальской железной дороги. Несмотря на сделанные мной большие сокращения, статья начальству УВДТ не понравилась — слишком «неюбилейной» оказалась правда страшного периода времени в жизни как страны, так и забайкальской транспортной милиции. Руководство попросило редакцию не печатать «крамолу».
И вот спустя 15 лет я достал с полки домашнего архива свой невостребованный когда-то труд и обнародую его в своём интернет-дневнике полностью, без купюр.
Следующее предисловие к статье было написано в расчете на публикацию в других изданиях, но… так и не пробился этот материал в местные СМИ, везде отказывались под предлогом слишком большого объема.

Предисловие
Когда в забайкальском управлении внутренних дел на транспорте решили воссоздать историю органов правопорядка, мне «достался» для исследования один из самых трагических сталинских периодов: предвоенные годы «победившего социализма» с кровавыми следами массовых репрессий, суровое лихолетье в тылу великой войны и «за- крепление» военной победы. Партийные организации писали для потомков (а парт-архивы бережно хранили) историю общества. В эти годы партийная прослойка Отдела железнодорожной милиции НКВД Дороги имени Молотова доходила до 50-70 процентов. В год проходило 20-30 закрытых, открытых и совместных партийно-комсомольских собраний и заседаний партбюро с подробными протоколами, сохранившимися в госархиве Читинской области (ныне Забайкальского края) под грифами «секретно» и «в читальный зал не выносить». В них — история и государства, и коллектива транспортной милиции, и отдельных людей с их ошибками и проступками — подлинными и мнимыми. После первого дня работы в архиве с протоколами 1938 года я поверил в таинственные биоэнергетические волновые поля, в сигналы из давно минувших дней. Ими стали голоса людей — участников собраний. Одни — уверенные в себе и своей правоте, другие — страдающие. Требовательные и неумело оправдывающиеся за свои поступки. И воля начальников, заряжающих аппарат железной энергией партийных установок и страхом за неисполнение.

Эти буквы, строчки, закорючки, фразы. Тут — плотным машинописным, плохо читаемым текстом сквозь черную и серую копирку на серой низкокачественной бумаге. Здесь — «от руки», крупным почерком. После первого дня, проведенного за этими протоколами, я ощутил невидимое волновое поле. Словно прозрачное облачко выпорхнуло из подколотого, подшитого материала архивных папок и прилепилось ко лбу. Давно никто не брал в руки эти материалы. Вот и обрадовались духи свежему человеку, а потом, излив душу, отпустили. А я смог более спокойно приступить к знакомству со своими бывшими сослуживцами. Публикацию моего исследования пытались запретить: оно не воспитывало гордость и патриотизм. Это были удушливые годы тотального контроля над личностью. Пик казенного славословия вождю и его страшной системе истребления. Грязный, убогий, уродливый провинциальный быт. Интриги и склоки на работе. Сломанные судьбы и пьянство, как единственная отдушина в этой жизни. Ничего похожего на романтику борьбы с послевоенным бандитизмом, на отвагу и риск незабываемого капитана Жеглова — Высоцкого. Архив адекватно отразил типичность событий того времени. Таким было десятилетие между двадцатыми и тридцатыми годами советской власти. Удивляет лишь то, что через полвека нам так не хочется глядеть архивной правде в глаза.

Уроки истории

1938-й

Враги народа и выговор за любовь
После «разоблачения» начальника Отдела железнодорожной милиции М.Е.Западина, объявленного врагом народа, на его место с 20 сентября 1937 года заступил Севастьянов. По странному, а, возможно, и закономерному стечению обстоятельств, именно в этот день нарком Ежов подписал приказ № 00593, в котором объявлял всех русских харбинцев шпионами. Жизнь десятков тысяч людей трагически оборвалась в связи с продажей в 1935 году Советским Союзом российской доли Китайской Восточной железной дороги государству Маньчжоу-Го. Вернувшись на родную землю, 31226 человек из арестованных 15 ноября 1938 года 49470 душ были расстреляны (см. В.Перминов. Самый русский китайский город.- «Экстра», № 23, 1998 г.).
Прибыв в Читу из Оренбурга, Севастьянов не чувствовал себя уверенно, понимая, что вряд ли его начальствование над забайкальской железнодорожной милицией будет долгим. Ведь за членом ВКП(б) Севастьяновым тащился длинный хвост тяжелого партийного взыскания — выговора, наложенного 27 июня 1937 года Оренбургской парторганизацией при УНКВД «за бытовую связь с врагами народа». (Ну как тут не вспомнить слова из песни Владимира Высоцкого: «но за тобой тащился длинный хвост — длиннющий хвост твоих коротких связей…».
И это еще хорошо, что усмотрели партийцы всего лишь «бытовую» связь. Иначе не миновать бы ему «вышки». С выговором выслан был Севастьянов в Читу. И единственное, что успел сделать для себя на новом посту, — снять партийное взыскание 27 марта 1938 года на собрании парторганизации Отдела. И уже «очищенным» — быть переве- денным на другую работу.

10 января 1938 года в Отделе железнодорожной милиции дороги имени Молотова выбирали парторга партгруппы ВКП (б). В выборах участвовали, не считая кандидатов и сочувствующих, три полноправных члена ВКП(б): Севастьянов, Буров и Малофеев. Обсуждались все трое, а голосование проводилось тайное, бюллетенями. Севастьянов, понятно, не мог быть парторгом. Буров заявил себе отвод, указав, что у него есть недостатки, как у начальника отделения уголовного розыска, хотя частично это объясняется его семейным положением: он развелся с женой, от которой у него «трое ребят». Таким образом, все три бюллетеня подали за Малофеева Лаврентия Лаврентьевича.
28 февраля на партийно-комсомольском собрании Отдела, на котором присутствовали 11 комсомольцев, двое беспартийных и кандидат ВКП(б) Пластинин, обсудили вопрос о выборах в Верховный Совет РСФСР, ставших возможными в результате борьбы с буржуазией под руководством партии Ленина — Сталина. Пришли к единодушному выводу, что «и такой демократии не имеет ни одна страна капитализма».
11 марта на партсобрании Отдела появился новый член ВКП(б) товарищ Селин. Партийцы одобрили итоги первой сессии Верховного Совета Союза ССР и обсудили информацию о работе начальника ОУР товарища Бурова.
27 марта сняли взыскание с Севастьянова. Для этого ему пришлось заявить, что он лично вскрыл этих самых врагов народа, а вместе с ними «также были вскрыты и другие». На новом посту он искупил свою вину тем, что за период  своей работы «освободил аппарат милиции от чуждых элементов». При ныне арестованном Западине, отметил новый начальник, «процветала пьянка и разложение аппарата, не было никакой борьбы с классовыми врагами, деклассированными и уголовными элементами, которые разрушали транспорт». Теперь же аппарат не «засорен» чуждыми элементами, а дисциплина поднялась на должную высоту.
Последний раз Севастьянов выступил на собрании 9 апреля, однако на нем уже присутствовал новый начальник Отдела: Баландин Петр Семенович. На отчетно-выборном собрании 17 апреля, где присутствовали четыре члена партии и два кандидата, Малофеева вновь выбрали парторгом. Селин свою кандидатуру отвел по той причине, что в 1937 году ему был вынесен строгий выговор за женитьбу на дочери кулака, с которой он в настоящее время не живет. Но несмотря на это, — бичевал себя Селин, — его исправление все еще нельзя признать полным, так как это взыскание пока не снято в установленном порядке. Короче, Селин потянул пока только на должность заместителя секретаря, как «порвавший связь с чуждым элементом».

Железные наркомы
Баландин показал себя с первых слов серьезным и дальновидным руководителем. Во-первых, он не стал отвечать на упрек Селина, посчитавшего неправильным, что его отправили сопровождать арестованного в Москву, когда для этого сгодились бы рядовые милиционеры. Во-вторых, сказал очень веско, как будто припечатал на века, следующее железное правило советского милиционера: «Охраняя общественный порядок, милиционер должен быть культурным и обязан насаждать эту культуру среди масс!» 
Завершив выборы партийного руководства, долго затем обсуждали кандидатуру делегата на районную партконференцию. Тайное голосование проводили трижды. В двух турах по два голоса «за» и «против» получили Баландин и Малофеев. В третьем туре наступил перелом: Малофеев получил три голоса против одного, Баландин — только один голос «за». В общем, показали перед вышестоящими парторганами уровень соблюдения партийного устава, выбрав бюллетенями одного из четверых и при этом трижды тайно голосовали.
В мае этого же года Баландин уже выступает на очередном собрании, как полновластный начальник Отдела, он требует от комсомольской организации, чтобы она возглавила работу добровольных обществ и, в первую голову, спортивного общества «Динамо». Правильно понимая линию партии, требует также улучшить «марксистско-ленинско-сталинское воспитание комсомольцев и несоюзной молодежи, оказать содействие в работе редколлегии стенной газеты и милькоров» (по-видимому, милицейских корреспондентов). Если уже были селькоры, рабкоры, юнкоры и военкоры, почему бы не быть и милькорам?!
Но это еще только малая часть общественных нагрузок, которые требует взять на себя Баландин. Он настоятельно советует комсомольцам Отдела активно участвовать в организации литературного, музыкального и хорового кружков. А также улучшить интернациональное воспитание молодежи и поднять дисциплину среди личного соста- ва. И, разумеется, ни в коем случае не терять бдительность: «Воспитывая и уча ее (молодежь) большевизму, комсомол, безусловно, сумеет разоблачить остатки классового врага, где бы он ни таился и под какой бы он маской ни прятался». А чтобы эти требования не остались пустой декларацией, в постановлении собрания записали: «пересмотреть нагрузку комсомольцев и порученную нагрузку проверять, требуя ее выполнения». Чтобы уж никто не отвертелся.
В заключение уставшее собрание по-быстрому «выделило тов. Бурова» председателем участковой избирательной комиссии по выборам в Верховный совет РСФСР от партийной организации. Тут же членами комиссии были утверждены выбранный от ВЛКСМ т. Кучмак и от общественных организаций т. Цеменко. Советская демократия — лучшая в мире!

В том же мае «коллектив Отдела ж.д. милиции дор. им. Молотова принял на своем митинге следующую резолюцию: «Слушали информацию о приговоре Верховного Суда союза ССР над бандой троцкистско-бухаринских и японо-немецких агентов Бухарина, Рыкова, Ягоды и их приспешников.
Коллектив «горячо одобрил приговор Верховного Суда ССР единодушно». Так в тексте резолюции: «горячо» — это уж обязательно для эмоционального накала. Но самое главное в конце фразы: «единодушно!» Всенародная поддержка — главная идеологическая отчетная позиция, поэтому ее нельзя ставить в один ряд с «горячо». Это в стилистике русского литературного языка требуется сказать «горячо и единодушно». В бюрократическо-канцелярском партийном языке все не так.
Обратив внимание на режущее ухо построение фразы, читаю дальше:
«Пусть знают фашисты и их наймиты троцкистско-бухаринской своры, что всякий, поднявший руку против нашей прекрасной родины, будут впредь уничтожаться железной рукой пролетарских органов. Наш горячий привет славной советской разведке и ее руководителю железному Наркому тов. Н.И.Ежову.
Верно: секретарь парторганизации Малофеев».

Недолго жить оставалось и славному железному Ежову после горячего приветствия, полученного от забайкальской транспортной милиции: получил пулю в затылок с тем же ярлыком врага народа и японо-немецкого агента.
Страшный абсурдный тридцать восьмой…
На общем собрании коллектива 13 мая присутствовало 18 человек. Они избрали члена участковой избирательной комиссии по выборам в Верховный Совет РСФСР.

1 августа отмечался международный антивоенный день. Но только 3 августа собрали 35 сотрудников отдела на митинг. В тревожное время конфликта на озере Хасан в Монголии громко прозвучало запротоколированное слово руководителя Отдела:
«Нам принесла пресса и радио известие о том, что изверги империалистического мира пытались произвести налет на советскую границу… На все попытки фашизма советские патриоты способны в любую минуту отразить фашизм с советской территории и войну вести только на их территории. Пусть только сунут свое свинячье рыло в Советский огород, тогда фашизм не досчитается многих из своих приспешников…».
Тов. Кайдалов поддержал: «Красная Армия в любой момент под умелым руководством железного маршала К.Е.Ворошилова и верного друга народов тов. Сталина сумеют нанести сокрушительный удар поджигателям войны».

Счастливая жизнь
Резолюция собрания:
«Трудящиеся Советского Союза под руководством партии Ленина-Сталина пришли к радостной зажиточной жизни. Враги народа, банды фашизма хотели отобрать у трудящихся СССР радостную счастливую жизнь, готовили восстановление капитализма в нашей стране. Эти  замыслы врагов народа, под руководством Сталинского Наркома тов. Ежова вместе с советским народом, разбиты и уничтожены… Подпишемся на заем 1-го года 3-ей пятилетки не ниже, как на трехнедельный заработок».

Последняя фраза заканчивает идеологическую промывку мозгов практической финансовой задачей: собрать деньги. Но хорошо еще, что сочинители резолюции поста- вили запятую после «врагов народа». Попробуйте-ка без запятой прочесть: «Замыслы врагов народа под руководством Сталинского Наркома тов. Ежова». И все же, через весьма короткое время, эта спасительная, казалось бы, запятая, была стерта вождем и Ежов, в самом деле, был объявлен руководителем замыслов врагов, истреблявших честных, преданных советской власти, людей.
20 июня партийное собрание Отдела отметило недостатки политико-массовой и воспитательной работы в подразделениях на станциях Хилок, Шилка, Могзон и в самом Отделе. Нашелся принципиальный коммунист, который вскрыл проступок самого парторга Малофеева, «который с гражданином выпил и потерял оружие». Далее хорошие примеры противопоставлялись плохим. Скажем, когда на станции Чита-2 дежурит Кучмак, то полный порядок, а когда Карпов — совсем наоборот, потому что последний «совершенно не хотит (так в тексте протокола — Б.К.) работать, всегда увиливает от принятия посетителей, а также не принимает жалобы, посылает людей в Отдел».
28 июня Баландин вновь настраивает парторганизацию Отдела: нельзя расслабляться! «Мы граничим с таким хищником, как Япония. Имеем богатую область, в которую тянутся со всех сторон шпионы, диверсанты и враги народа. На станции Чита-I хищения не прекращаются. Воруют сами железнодорожники. Продолжаются, хотя и мелкие, хищения на товарном дворе. В 1937 году было претензий 15 1938-й на четыре миллиона рублей, а в 1938-м году уже выплатили один миллион рублей по претензиям. По Чите за разные хищения было осуждено сорок человек, но хищения и срыв пломб до сих пор продолжаются».
Баландин ставит задачи взаимодействия стрелковой охраны и железнодорожной милиции, обращает внимание на такой «элемент хищения», как засылка грузов. Согласно приказу Кагановича, виновные в засылке грузов должны также предаваться суду. Наравне с другими преступниками. А лучших сотрудников и стрелков надо поощрять. «У нас, — подчеркивает Баландин, — имеются хорошие стахановцы, которые имеют ряд задержаний с похищенным, но о них никто не знает, они не популяризируются и не поощряются, отчего падает интенсивность в работе».
Правильно мыслил товарищ Баландин. Актуально до сих пор!

В резолюции собрания записали: «В кратчайший срок повести решительную борьбу с хищениями в Яме и на товарном дворе станции Чита-I. Наладить контактную работу и связь охраны с органами ж.д. милиции путем совещаний и личного общения».
8 августа проступок парторга Малофеева не остался без внимания. Но прежде заслушали о ходе подписки на заем третьей пятилетки и приняли в партию тов. Мелентьева, который хорошо справляется с нагрузкой секретаря комитета комсомола, но имеет отдельные недостатки: допускает небрежность, разбрасывая бумаги, где попало. (А уж за такую потерю бдительности капитан Глеб Жеглов не погладил по головке своего ближайшего сотрудника Володю Шарапова). (Примечание автора, сделанное при редактировании в октябре 2013 года). Однако рекомендующий в партию тов. Трифонов не дал разрастись сомнениям товарищей, выдвинув главный (для того времени) довод: «Мелентьев по социальному положению — наш парень».
Что касается проступка Малофеева, о нем информировал сам начальник Отдела Баландин. Панику подняла жена Малофеева, сообщив дежурному по Отделу, что муж пьян и вдобавок потерял револьвер. Выяснилось, что крепко выпив на квартире у знакомого, Малофеев вышел за ограду и закопал оружие в землю. Вернувшись за стол, продолжил возлияние. До дома его дотащил собутыльник. Опомнившись, Малофеев отправил жену с собутыльником искать оружие в доме, где хорошо погуляли накануне. На утро память вернулась к парторгу, и он откопал свой револьвер в присутствии дежурного по Отделу.

Сама по себе пьянка в свободное от службы время не была бы столь предосудительна, если бы не одно обстоятельство: выпивал Малофеев с гражданином Ивановым, у которого два сына уже находились в заключении. А на квартире Иванова также был обнаружен незаконно хранившийся револьвер. Видать, чувство предосторожности не совсем покинуло Малофеева, когда он решил закопать табельное оружие.
С учетом всех выявленных обстоятельств и принимая во внимание, что тяжких последствий от проступка сослуживца не наступило, Малофееву определили самое мягкое взыскание: «поставить на вид». Но от обязанностей парторга освободили, как скомпрометировавшего себя.

Соцдемократия
22 августа приняли в члены ВКП (б) Мулявина Ивана Спиридоновича, снова отметив, как необходимое условие для приема, что «по классовости он наш».
-------------------------------------------------------

https://www.facebook.com/plugins/comment_embed.php?href=https%3A%2F%2Fwww.facebook.com%2Fkomboris%2Fposts%2F1875819345814178%3Fcomment_id%3D1876199809109465&include_parent=false

-------------------------------------------------------------------------------

Комиссаров_Баннер_2 (700x452, 390Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

В издательстве БУКВАЛЬНО издеваются над писателями

Acid_Nebula, Втягиваться в судебный процесс - слишком затратное и нерациональное использование своих сил, времени и нервов. Подозрение в мошенничестве - в компетенции полиции. Причиненный вред относительно небольшой, но оскорбительным является сам факт и поведение издательства, нравственная сторона конфликта. Патриотический журнал "Годы и люди" дорожит каждым автором и своей репутацией, ведет большую общественную работу, бесплатно обеспечивает книгами и журналами сельские библиотеки. В небольшом коллективе работают не беспринципные коммерсанты, а творческие люди, публикующие в журнале свои произведения. В начале 90-х годов я поставил перед собой задачу изучить правовую обстановку в области и сразу вступил в конфликт с областным прокурором, который выступил против разработанного мной положения о нашем комитете с правом получать информацию о деятельности прокуратуры. Мой проект был утвержден, но прокурор меня люто возненавидел за то, что я отправил ему для рассмотрения сразу 30 писем заключенных, поступивших в депутатский комитет из СИЗО и колоний, о нарушении их прав и несправедливых приговорах судов. Письма накопились в связи с тем, что до моего прихода никто ими не занимался, так как никто из депутатов не работал в комитете на постоянной основе. Я рьяно взялся за дело и с тех пор не оставлял без внимания никакие нарушения закона, пока не добивался конкретного неформального результата. Эта борьба приносила мне много достоверных фактов, из которых рождались резонансные газетные статьи. Ведь журналистское и писательское творческое начало меня никогда не покидало, и каждая критическая правозащитная публикация приносила мне большое профессиональное удовлетворение, несмотря на то, что на тот период времени я уже более 15 лет не работал в СМИ. А находясь под депутатской защитой, стал истинно свободным независимым бесцензурным журналистом. Читатели восхищались моей смелостью и бесстрашием, когда я выступил в областной газете с критическими статьями "Признание депутата Совета прокурору области" и "Как прокуроры воевали с правами человека". Мои публикации и поддержка общества помогали мне переживать неудачи и несправедливое судебное разбирательство по моим собственным судебным тяжбам. Их было немало и в "последепутатские" годы. У меня не было адвокатов - они были мне не по карману и я был еще уверен в своих знаниях и силах. Выигрывал и проигрывал процессы из расчета 50 на 50. К сожалению, изъяны судебной системы, которые я испытывал на своей шкуре, только усугублялись, так же, как сужалось пространство свободы слова. А после 2007 года мне пришлось удовлетворять творческие запросы главным образом через интернет и соцсети.

Смотреть ссылку

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Неспортивный репортаж в трех частях

 

Из воспоминаний старого журналиста о забайкальской прессе советского периода 

1974-75 годы. Я на пике славы и успеха. В 25 лет – зам. редактора  районной газеты. Закончил заочно отделение журналистики Иркутского университета. Диплом защитил  по теме "Журнал "Журналист" и вопросы теории и практики советской журналистики". К полученным в университете свежим знаниям добавились  9 лет практической работы в редакциях двух районных газет -  последовательно на всех  должностях.  

 На исходе 74-го года в газете появился в форме спортивного репортажа мой  фельетон  под названием "Гол в свои ворота". О  безобразном отношении начальника газообменного пункта к нуждам своих клиентов. Отправил газетную публикацию для принятия мер в вышестоящую организацию - управление «Читаоблгаз».  Через полтора месяца в редакцию поступила  возмутительная отписка, напрочь отрицавшая обоснованную критику. Что стало  поводом для второй публикации под заголовком  "Глухая защита". А еще через неделю по письмам читателей был напечатан третий материал, разоблачающий неприкрытую ложь и подтасовку фактов, допущенную в ответе читинских чиновников. Под заголовком «Стыдно, товарищ Токарев!»

В целом из трех материалов получилась мощная газетная трилогия, которая вызвала огромный общественный резонанс и поддержку в тихом в то время пограничном Забайкальске.

Борис КОМИССАРОВ.
23 апреля 2020 г.

1. ГОЛ В СВОИ ВОРОТ

ФЕЛЬЕТОН

 

 СПОРТИВНЫЕ теоретики еще не придумали названия этой игре. Рискуя вызвать неудовольствие истых болельщиков, назовем ее служебным хоккеем. Сразу оговоримся, что с обычным хоккеем сходство здесь весьма отдаленное.

Вот две типичные команды. Силы их далеко не равны, хотя обе из одного спортобщества «Газ». У одних ворот старший мастер забайкальского участка  треста «Читаоблгаз» Валерий Лазаревич Ермолин (он же – нападающий), интересы другой команды защищают сотни жителей районного центра. Кроме того, запасные игроки второй команды есть и в селах района.

В обычном хоккее с игроком – одиночкой постыдились бы вступать в состязание. Но здесь – дело другое. Капитан команды газообменного пункта может один дать сто очков вперед (но только не баллонов!). Так что мы можем говорить смело: соперник хоть и мал числом, но достойный.

Если вы уже представили, о какой игре идет речь, то мы можем начать прямой репортаж со спортплощадки газообменного пункта. Итак, с одной стороны товарищ Ермолин, с другой – житель Забайкальска Иван Яковлевич Ким. Судей нет. Болельщиков тоже.

Иван Яковлевич в хорошей, защитного цвета, спортивной форме, на которой сверкают внушительные знаки спортивного отличия. Однако, на Валерия Лазаревича это не производит должного впечатления. Он, как всегда, готов к борьбе. Шайбой ему служит баллон с пропаном:

- Мы на триста процентов план перевыполняем. Каждый день по пятьдесят баллонов развозим.

- Прекрасно! Мне только один баллон нужен, - перехватывает инициативу Иван Яковлевич.

Хладнокровно взглянув на форму соперника, Ермолин парирует удар.
- Вас обслуживать не будем. Вы не наш.

- Как не Ваш? Да, недавно здесь. Но прописка забайкальская.

Казалось бы, оборона прорвана. Ан нет.

- А где ваша газовая плита зарегистрирована?

- В совхозе «Дружба».

Да, ошибка, кажется роковая. Пока Иван Яковлевич раздумывал, где можно зарегистрировать привезенную с прежнего места жительства плиту и какая ему в этом, собственно, разница, мастер по газу снова овладел баллоном:

- Совхозные плиты не обслуживаем.

- А какие плиты обслуживаете?

- Райкомхозовские и частные.

Игра быстро набирает темп, но клиент недоумевает:
- Частные?

На лице Ермолина улыбка победителя:

- Разъясняю. Частными называются плиты, приобретенные через магазин.

Посетитель облегченно вздыхает. Неужели близка победа?

- У меня именно такая плита. Куплена! Через магазин!

Теперь-то, наверное, все станет ясно.

- Нет, не все. Паспорт на плиту есть?

 Да! Это уже почти гол. Преимущество явно на стороне начальника газа.

- Н-нет паспорта. Плита-то старая. Не сохранил.

Все! Посетитель загнан в угол, прижат к барьеру. Неужели никак нельзя снабдить газом владельца плиты? Эй, судьи!

Нет, не надо судей. Мы недооценили благородство противника. Он сам подсказывает выход.

- Вы на гэсээме работаете? – спрашивает Валерий Лазаревич. – У вас бензин есть? Можно договориться…

Ай-яй-яй! Запрещенный прием! Но уже конец первого тайма.

Во втором в борьбу вступают сразу двое запасных игроков – жители села Даурия Геннадий Константинович Кокарев и Валерий Алексеевич Горявин. Противник у них все тот же – несгибаемый Валерий Лазаревич Ермолин.

Даурцы – это не забайкальцы. Каждый день сюда на матчи не наездятся, поэтому пробная проверка крепости ворот прошла в быстром темпе.

- Даурцев не обслуживаем. У меня все по закону. Бесполезно меня уговаривать. Ничего не получится.

Однако после серии отвлекающих финтов мастер газообменного согласился с тем, что если уж такое у пункта название,то он может обменять баллон с газом на… мотор от машины и в придачу к нему вкладыши.

Команда даурцев робко отбивалась:

- А если этот мотор после капитального ремонта?

Валерий Лазаревич возмущенно послал баллон в дальний угол площадки.

- Такой не годится, только новый.

Даурцев, разумеется, покорежило при мысли о таком неравноценном обмене. Подумать только – за трехгрошовый баллон…  Видали купца? Но как говорят: спорт есть спорт. Пусть даже без судей и болельщиков. Хотя игра идет с государственным добром.

Ермолин держался стойко. Пустой баллон на обмен, привезенный даурцами, не принял и забил им верный гол. На прощание сделал «физкульт-ура»:

- Вот привезете обещанное, тогда поговорим.

А так как игра шла без судей и болельщиков, то Геннадий Константинович и Валерий Алексеевич апеллировали к автору спортивного репортажа.

- Если Ермолин Даурию газом не снабжает, то как же наш сосед товарищ Ротов смог привезти газ из Забайкальска?

Должен признаться, что автор репортажа лишь подивился капризам спортивной судьбы. Тем более, что к другим игрокам фортуна не так благосклонна. Например, к тов. Высоцких – дорожному мастеру ПДУ-2026, проживающему по улице Нагорной 30 кв. 4. Он пишет в редакцию «Забайкальца»: «Мытарства бабушки Ненилы из стихотворения Некрасова сходны с моими. Только у меня не избушка требует ремонта, а газовая плита – баллона с газом».

Товарищ Ермолин, как свидетельствует письмо, решил потренировать его автора в спортивной ходьбе. (Да-да, и здесь Валерий Лазаревич верен спорту). Он так и сказал: «Теперь вы за мной побегаете». Но Высоцких не послушался, не стал бегать. «Вот уже больше полумесяца я хожу и езжу к к нему и никак не могу получить газ. Что он вымогает с меня? Может вы, товарищи из редакции, спросите у него, а то у меня уже и сил нет, и нервов не хватает».

Что вымогал Ермолин, мы не знаем. Может быть, все-таки бегать нужно было, а не ходить и ездить? Так ведь ходил тоже немало: побывал с жалобой на начальника газообменного и в поселковом Совете, и в более высоких инстанциях, пока не обратился с письмом в редакцию. Неужто и этого мало было Валерию Лазаревичу? Невольно возьмут сомнения: не примешалось ли к спортивному хобби тов. Ермолина какое-нибудь другое «хобби».

Увы! Валерий Лазаревич явно бьет по своим воротам.


Репортаж со спортплощадки
газообменного пункта вел
Борис КОМИССАРОВ.

(Газета «Забайкалец»
Забайкальского района
за 12 декабря 1974 года.
Пос. Забайкальск).

 

 

2. ГЛУХАЯ ЗАЩИТА

ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

(Три документа и наш комментарий)

 

ПЕРЕД ЧИТАТЕЛЕМ нашей газеты довольно редкий пример реагирования на критику в партийно-советской печати. Итак, документ первый:

«Гол не засчитан
(по следам фельетона)

С большим интересом был прочитан фельетон «Гол в свои ворота» Бориса Комиссарова. Спортивные репортажи сейчас стали модными. Комиссаров, безусловно, талантливый «комментатор».

По существу фельетона можно сказать следующее. Забайкальский участок газового хозяйства обслуживает и снабжает газом квартиры местных Советов, частников и ведомственные НГЧ, т.е. квартиры, газовое оборудование которых находится  на балансе управления «Читаоблгаз». Не входящих в указанный список ст. мастер Забайкальского УГХ В.Л. Ермолин снабжать газом и обслуживать не должен.

Упрек автору! Оказывается, с Иваном Яковлевичем Кимом у Ермолина не было разговоров насчет бензина.

В разговоре Ермолина с даурцами, действительно, упоминался двигатель, но это не значит, что дело обстояло именно так, как говорит автор.

Даурцам не дали газ (вполне законно), те, в свою очередь (?) предлагают чем-нибудь помочь. Ермолин попросил двигатель.

Судей не было, болельщиков тоже. Жители Даурии Г.К.Кокарев и В.А. Горявин могли по-своему (?) истолковать услышанное.

Как их сосед Ротов смог привезти баллон с газом из Забайкальска? Ермолин этого не знает.

Был в репортаже упомянут дорожный мастер ПДУ тов. Высоцких, написавший письмо в редакцию «Забайкальца». Здесь произошло досадное недоразумение, однако Высоцких уже извинился перед Ермолиным.

Сам товарищ Комиссаров, как выяснилось, тоже «пострадал». Заказал газ, а работники Забайкальского УГХ не сразу баллон заменили.

В будущем Б.И.Комиссарову необходимо знать «правила».

А пока «гол» не засчитывается.

Старший мастер сельской
службы по эксплуатации
управления «Читаоблгаз»

Г. ТОКАРЕВ.
 

Посылаю свою заметку для опубликования. Официальный ответ подготовлен и придет следом за заметкой в редакцию и райисполком.
17 января 1975 года»

Идя навстречу категорическим пожеланиям товарища Токарева, публикуем его несогласие с газетным фельетоном. Но прежде, чем мы прокомментируем реакцию должностного лица, обнародуем официальный ответ другого лица – вышестоящего.

«Редакция газеты «Забайкалец»,
Копия: председателю Забайкальского
Райисполкома.

Администрация производственного управления «Читаоблгаз» ознакомилась с фельетоном «Гол в свои ворота», опубликованным 12 декабря 1974 года в газете «Забайкалец». По материалам фельетона были взяты объяснения с начальника газообменного пункта В.Л.Ермолина, слесаря газообменного пункта А. Конева, и шофера В.Лякина. Факты, приведенные в фельетоне, или (?) не подтвердились, или истолкованы умышленно неверно.

Начальник газообменного пункта В. Л. Ермолин действует согласно требованиям «Правил безопасности в газовом хозяйстве», положений, инструкций, приказов и распоряжений, о существовании которых автор фельетона, видимо, не знает.

Для информации общественности в адрес газеты «Забайкалец» направлена корреспонденция ст. мастера управления «Читаоблгаз» Г.Ф. Токарева.

Начальник управления
«Читаоблгаз»
Г.ГЕРАСИМОВ».

Ну а теперь, когда общественность столь откровенно и почти дословно проинформирована о мыслях газовиков, напомним читателю содержание фельетона.

Написан он в форме репортажа со «спортплощадки» газообменного пункта – будем надеяться, в облгазе не взыщут за эту литературную условность. Наоборот, похоже, что там даже по-своему переняли некоторые стилистические приемы автора. (К примеру, «Судей нет, болельщиков – тоже»). В то же время товарищи из управления, кажется, решили сменить «служебный хоккей» (так действия их подчиненного квалифицировались в фельетоне) на служебную борьбу за честь мундира.  Причем, в данный момент бывшие «хоккеисты» ушли в глухую защиту с применением, правда, острых атакующих бросков на автора и вместе с тем потребителей газа, в защиту которых он выступил.

Признаться, была в начале в редакции мысль назвать этот материал «Чиновники в атаке», но затем подумали: зачем же так обижать людей. Ведь от души старались – и Г.Токарев, и его начальник Г.Герасимов. Первый взял на себя литературно-художественную часть, второй – официальную. Действовали они вполне логично – и редакции ответили, и мундир, на их взгляд, сохранили. Оба ответа согласованы. Если редакция не удовлетворится официальной бумагой, копия которой для пущей важности послана в райисполком, пусть попробует напечатать «антифельетон» Г.Токарева. Вряд ли решится. И скорее всего, промолчит. Глухая защита!

Но было решено возвратиться к напечатанному. Потому, что несмотря на кажущуюся убедительность, опровержения сделаны на весьма шаткой основе. И не только потому, что они сотканы из пояснений самого героя фельетона и двух его подчиненных.

Суть дела в другом. Интересы потребителя почему-то не приняты во внимание, будто о них и речи не было. А ведь это как раз - фундамент фельетона. И надо думать, прочный. (Да простят нас за невольный переход от спортивной терминологии к строительной).

Управление «Читаоблгаз» решилось на борьбу с газетой – партийным органом, справедливо критиковавшим невнимание, мягко говоря, к людям.

Для полной ясности приведем (на этот раз полностью, почти без изменений) еще один документ, из которого в фельетон попал лишь маленький отрывок. Это письмо в газету товарища Высоцких.

Документ третий:

«ЕРМОЛИНА ВСЕ НЕТУ, Ермолин все не едет. Так прошу озаглавить мою статью. Потому что мытарства бабушки Ненилы из стихотворения Некрасова сходны с моими. Только у меня не избушка требует ремонта, а газовая плита – баллона с газом.

Газ у меня кончился в конце августа. Тогда еще работал т. Крестьянников. У него был такой порядок: оплатил за газ в сберкассе, привози порожний баллон, получай с газом. У Ермолина другой – сдай баллон, оплати и жди, когда он его привезет. Это правильно, волокиты меньше и заботы, ведь баллон надо до квартиры на чем-то доставить. Но дело в том, что т. Ермолин развозит его по-своему и когда ему вздумается. Например, мне его привез 7 ноября. Я как раз отсутствовал, ведь в праздник обычно идешь в гости. Абонементная книжка у меня была в рабочей одежде и домашние ее не нашли. Ермолин заявил, что теперь «вы за мной побегаете».

А так как я бегаю с ОПЛАЧЕННОЙ квитанцией со 2 сентября, то у меня уже лопнуло терпение. Когда поступили баллоны с газом, я приехал на газообменный пункт. Ермолин сказал, чтобы я привез пустой баллон и сдал его, а с газом он привезет сам. И вот опять уже больше, чем полмесяца я хожу и езжу к нему и никак не могу получить газ. Что он вымогает с меня? Может, вы, товарищи из редакции, спросите у него, а то у меня уже ни сил нет, ни нервов не хватает. Хорошо, я согласен, пусть пропадает выходной, буду сидеть ждать его. Как ждал вчера, жду сегодня. А в рабочие дни? Может, вышло какое постановление, что если тебе нужны бытовые услуги, то ты можешь не ходить на работу и тебе оплатят, или хотя бы будут считать уважительной причиной для отсутствия. И, притом, каково мне будет, если я три месяца так жить буду?

И ЭТО НЕ У ОДНОГО МЕНЯ. 14 ноября пришел еще один товарищ на газообменный пункт. С 4 сентября охотится он за газом. И не может получить. Кроме того, т. Ермолин отстранил от дел слесаря т. Конева, тот теперь не у дел, так как Ермолин не доверяет ему ни на пункте выдавать, ни развозить по квартирам баллоны.

ПОЧЕМУ ЕРМОЛИНУ НРАВИТСЯ ТАКАЯ МОНОПОЛИЯ и думает ли он о том, что ЕГО ФОКУСЫ ПОРТЯТ ЖИЗНЬ И НАСТРОЕНИЕ ЛЮДЯМ? Конев говорит, что «буду писать заявление об увольнении, так как не знаю, для чего я здесь сижу».

Прошу вас, т. редакция, разобраться и отрегулировать этот вопрос.

А то я жаловался председателю поссовета т. Соловьеву, был в райкоме партии. Один человек посоветовал мне написать заявление заместителю председателя райисполкома т. Третьякову, а другие вам. Ну, я решил вам.

Так что прошу еще раз разобраться и отрегулировать этот вопрос.

Дор. мастер ПДУ-2026
Высоцких
Нагорная, 30, кв. 4.
16 ноября 1974 г.

Естественно, что после такого обстоятельного (и настоятельного) письма редакция решила поближе познакомиться с «газовым обслуживанием». Ибо оно – составная часть быта, который имеет с каждым годом все более важное значение (и особенно в нашем, плохо обеспеченном кадрами районе) для подъема экономики и культуры степного края.

Редакция вправе была ожидать такого же подхода со стороны управления «Читаоблгаз». Но этого не произошло.

Читатель просил «отрегулировать» свой вопрос. Но когда из редакции позвонили В.Л.Ермолину, он высокомерно заявил: «Много таких жалобщиков». (Тем самым признал, что нареканий в его адрес немало). Читателю ситуация была достаточно ясной. Но вот руководители управления «Читаоблгаз» все объясняют недоразумением.  Дескать, Высоцких уже извинился. Осознал, так сказать, свой «проступок». А то ведь не ровен час, опять придется побегать за газом. Однако закономерно спросить: не логичнее ли было бы извиниться перед товарищем Высоцких и другими потребителями газа, страдающими от невнимательного, казенного подхода к их нуждам?

Прежде, чем послать фельетон в набор, автор беседовал со многими жителями: это члены семьи секретаря парткома узла станции Забайкальск Владимира Романовича Телешева, это также инструкторы райкома партии Борис Иванович Игнатенко и Валерий Андреевич Васильев и другие товарищи, которые пользуются услугами газообменного пункта. Никто из них не мог сказать об уважительном отношении героя фельетона к нуждам клиентов.

В фельетоне все эти доказательства остались «за кадром», они само собой подразумевались. Также ни слова не пишет автор о том, как его лично обеспечивают газом. Тем не менее, вместо делового ответа на критику управление стало искать любой способ опорочить публикацию, мотивировать ее личными, якобы необоснованными претензиями автора, к этому все свести.

(Кстати, заметим в скобках, журналисту не отказано в праве излагать в газетном материале свои личные впечатления о сфере обслуживания. Но в данном случае о себе автор сознательно промолчал).

Опубликование фельетона «Гол в свои ворота» жители районного центра встретили с одобрением, многие благодарили редакцию за то, что газета подвергла острой и справедливой критике пренебрежительное отношение старшего мастера газообменного пункта к бытовым запросам людей. Причем, читатели верно подмечали, что воспитательная цель фельетона – обнажить порочность определенных, с позволения сказать, «методов» обслуживания населения, раскрыть моральную несостоятельность бюрократических спекуляций на тех трудностях и нехватках, которые еще существуют в обеспечении газом всех желающих.

Говоря на сессии районного Совета в декабре 1974 года о недостатках в сфере обслуживания, председатель райисполкома А.Е. Зайцев в своем докладе также ссылался на фельетон «Гол в свои ворота».

Фельетон прозвучал по областному радио. Но несмотря на все это,  пресловутая честь мундира не позволила управлению «Читаоблгаз» признать критику в районной газете и ответить принципиально, по существу.

Вряд ли тов. Герасимов убежден, что автор фельетона призывает нарушать «Правила безопасности в газовом хозяйстве», которые свято блюдет его подчиненный. Мы за правила. Но ведь в фельетоне – и это главное – говорилось о стиле работы товарища, который должен всегда помнить, что он работает в такой отрасли, которая помимо прочего «производит» настроение людей, и его профессиональная обязанность (а не одолжение) вежливо и четко обслуживать клиентов, без нервотрепки и лишних потерь дорогого времени доставить тот максимум удобств, который приходит в дом вместе с газом. А на газообменом пункте, как помнит читатель, под прикрытием правил шла беспринципная игра с государственным добром, «химия», как иногда говорят…

Взяв объяснения с героя фельетона, и ограничившись этим, в управлении все решили отрицать. Не было, мол, такого разговора с Иваном Яковлевичем (хотя при этом разговоре присутствовало трое журналистов), даурцы тоже неправильно поняли Ермолина, ведь он им давать баллоны не обязан (хотя если поторговаться за двигатель, то и правила можно обойти), даурца Ротова Ермолин не знает (хотя уже после опубликования фельетона из Даурии позвонили и назвали фамилию еще одного человека, уехавшего в тот день к В.Л. Ермолину за баллоном); ну а с Высоцких просто вышло недоразумение. Так вот и отговорились по всем статьям.

Видимо, в этом случае более действенным будет напоминание Министерства коммунального хозяйства РСФСР о том, как следует относиться к критике в печати.

Газ. «Забайкалец»,
за 1 февраля 1975 г.

Зам. редактора
Б.И.КОМИССАРОВ

 

3.СТЫДНО, ТОВАРИЩ ТОКАРЕВ!

Письмо в редакцию

 

Дорогая редакция! В статье «Глухая защита», напечатанной 1 февраля 1975 года, приведен ответ мастера облгаза т. Токарева на фельетон «Гол в свои ворота». Он пишет, что я будто бы извинился перед тов. Ермолиным за свое письмо в редакцию (по поводу обслуживания на газообменом пункте).

Так вот, товарищи, ни перед кем я не извинялся, потому что мне не за что и не перед кем извиняться, так как все описанное мною и опубликованное в газете – подлинные факты.

А для полной ясности опишу вам, чем закончилась моя история с газом. В декабре я, наконец, получил баллон. Подсоединил к плите – не горит. Я вызвал т. Ермолина, он проверил, и оказалось, что баллон пустой. Кто в этом виноват, не знаю. Ермолин сказал, что баллон не заправили в Чите. А мне он предложил снова оплатить за второй баллон (хотя первый был оплачен), что я и сделал. После этого получил второй баллон.

Так что, товарищ Токарев, зря вы отрицаете изложенные в фельетоне факты, они объективны.

Еще раз заявляю, дорогая редакция, что я ни перед кем не извинялся. И даже если вы полагаете, что, возможно, я извинился из-за боязни, что т. Ермолин будет меня впредь ущемлять в обеспечении газом, то нет, этого не было. Потому что я знаю, что на страже наших прав стоит закон.

С уважением
Высоцких Ф.Г.

ОТ РЕДАКЦИИ

Опубликованное сегодня письмо – не единственный отклик на статью «Глухая защита». Читатели М.А.Кузаев, Д.И. Бонь, В.И. Щебеньков из Забайкальска и многие другие, одобряя позицию газеты, подчеркивают такую особенность: раньше, когда снабжение шло через райкомхоз, объективных трудностей в обеспечении населения газом было куда больше, а жалоб и нареканий меньше. Теперь же, когда построен газообменный пункт и баллоны доставляют из Читы не на автомашине, а на железнодорожной платформе, есть полная возможность быстро и четко обслуживать клиентов. Если, конечно, относиться к делу добросовестно, правильно понимая свою роль и обязанности в сфере быта.

Фельетон «Гол в свои ворота», опубликованный 12 декабря 1974 года, показал, что это, увы, пока далеко от действительности. Однако вся беда в том, что в управлении «Читаоблгаз» восприняли печатную критику подведомственной организации в штыки, взяв под защиту В. Ермолина. По поручению начальника управления т. Герасимова старший мастер т. Токарев в разухабистом тоне ответил газете, взяв под защиту героя фельетона. А вскоре пришел ответ от т. Герасимова, который всецело отметал всякую критику.

И все же редакция поместила эти ответы, снабдив их своим комментарием (статья «Глухая защита»). Г. Токарев писал, как помнит читатель, что между Высоцких и газообменным пунктом произошло «досадное недоразумение» и т.Высоцких уже извинился перед старшим мастером пункта В.Л.Ермолиным. Газета заняла ясную позицию: извиняться надо не клиенту, а перед клиентом за испытанные им по вине пункта, мягко говоря, неудобства. А теперь оказывается, что и извинения-то появились с легкой руки т. Токарева – точно так же, как и остальные «доводы» против фельетона.

Публикуемое письмо показывает, что борьба за «честь мундира" во что бы то ни стало привела управление «Читаоблгаз» не только к недопустимому игнорированию выступления газеты, но и, если говорить без обиняков, к попыткам обмануть редакцию и читателей, умышленно ввести в заблуждение общественное мнение.

Сообщаем нашим читателям, что фельетон «Гол в свои ворота» и статья «Глухая защита» отправлены в Министерство коммунального хозяйства РСФСР с просьбой принять меры против безответственных действий управления «Читаоблгаз». О реакции должностных лиц на критику в печати проинформирован также облисполком.

О результатах будет сообщено в нашей газете.

 

(Газ. «Забайкалец»
за 8 февраля 1975 г.).

Гол в свои ворота газ 1 стр (700x494, 279Kb)

Гол в свои ворота газ 4 стр (700x494, 277Kb)

Гол в свои ворота газ  от 1 фев 1975 1 стр стр (700x494, 273Kb)

Гол в свои ворота газ  от 1 фев 1975  стр 4 (700x494, 279Kb)

Гол в свои ворота газ  от 1 фев 1975  стр 4а  (700x494, 276Kb)

Гол в свои ворота газ  от 8 фев 1975  стр 1 (700x494, 279Kb)

Гол в свои ворота газ  от 8 фев 1975  стр 4 (700x494, 285Kb)Гол в свои ворота газ  от 8 фев 1975  стр 4а (700x494, 286Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Благодарность от журнала

Получив на почте бандероль с тремя экземплярами журнала "Годы и люди" (№ 2 за 2020 год), я не сразу обнаружил в большом  конверте, согнутом  почтовиками пополам, вот это Благодарственное письмо. Принял его за  простой плотный лист бумаги. И только через несколько дней, когда собрался выбросить полиэтиленовый пакет, увидел мою награду к всемирному дню Поэзии "за долговременное сотрудничество  с литературным выпуском журнала "Годы и люди".

Несмотря на то, что помятый лист срочно положил под горячий утюг, поперечный сгиб  бумаги загладить не удалось. Но это не испортило моей радости от приятного события. Ведь с сентября 2018-го по февраль 2020-го не прошло  ни одного выпуска без публикации в журнале моих произведений. И это пробуждало новые силы для того, чтобы делиться с читателями своим литературным творчеством. 

благодарственное письмо от журнала  (494x700, 64Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Журнал "Годы и люди" с моей очередной газетной прозой

Вышел в свет второй номер нерчинского журнала "Годы и люди" за 2020 год.  И в нем на стр. 29-38 - очередная подборка моей старинной газетной прозы, добытой из сохраненного через полвека личного архива. Пять материалов молодого перспективного журналиста, напечатанные в районной  и  в областной газетах в 1966-68 годах: 1. "В гостях у Кунгурова". 2. "В защиту покупателей". 3. "Обещание повисло в воздухе". 4. "Под острым углом. А выводы?" 5." Размышления о службе быта. Обзор последней почты".

1.
Годы и люди № 2 за 2020 1 стр  (479x700, 352Kb)

2.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 2  (480x700, 430Kb)

3.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 29  (700x537, 471Kb)

4.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 30-31 (700x558, 445Kb)

5.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 32-33  (700x528, 500Kb)
6.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 34-35 (700x527, 514Kb)

7.
Годы и люди № 2 за 2020 стр 36-37 (700x543, 524Kb)

8.

Годы Рё люди в„– 2 Р·Р° 2020 стр 38 (611x700, 530Kb) в 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru